IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
Reply to this topicStart new topic
> Александр Чак, поэт, Aleksandrs Čaks, dzejnieks
Бальтазар К.
сообщение 27/03/2008, 15:26
Сообщение #1


Магистр
****

Группа: RIGACV
Сообщений: 787
Регистрация: 25/09/2004
Из: Ревеля хмурого
Пользователь №: 4



Честно сказать, случайно решил поискать его стихи в переводе на русский в сети и выложить их здесь. И обнаружил, что такого выдающегося рижанина в нашем каталоге нет... unsure.gif

Своей любовью к Риге я немало обязан именно ему. Правда - прозе. Но сегодня - выкладываю стихи. Тоже, На мой взгляд, замечательные.

АЛЕКСАНДР ЧАК

МОРОЖЕНОЕ

Мороженое, мороженое!
Как часто в трамвае
ехал я без билета,
чтобы только купить тебя!

Мороженое,
твои вафли
расцветают на всех углах города
за карманную мелочь,
твои вафли,
волшебно-желтые,
как чайные розы в бульварных витринах,
твои вафли,
алые, как кровь,
пунцовые,
как дамские губы и ночные сигналы авто.

Мороженое,
наилучшие перышки
я продал ради тебя,
самые редкие марки
с тиграми, пестрыми, как афиша,
жирафами длинными, тонкими, как радиобашни.

Мороженое,
твой холод, возбуждающий, как эфир,
я чувствовал
острее,
чем страх или губы девушек,
ты,
указатель возраста моей души,
вместе с тобой
я учился любить
всю жизнь и ее тоску.

СОВРЕМЕННАЯ ДЕВУШКА

Я встретил ее
на узенькой улочке,
в темноте,
где кошки шныряли
и пахло помойкой.

А рядом на улице
дудел лимузин,
катясь к перекрестку,
как будто
играла губная гармошка.

И я повел ее - в парк -
на фильм о ковбоях.

У нее
был элегантный плащ
и ноги хорошей формы.

Сидя с ней рядом,
я вдыхал слабый запах
резеды
и гадал,
кем бы она могла быть: -
парикмахершей,
кассиршей в какой-нибудь бакалее?..

Трещал аппарат.
Тьма пахла хвойным экстрактом,
и она рассказала,
что любит орехи,
иногда папироску, секс,
что видела виноград лишь за стеклом витрины,
и что не знает,
для чего она живет.

В дивертисменте
после третьего номера
она призналась,
что я у нее буду, должно быть, четвертый любовник.

В час ночи
у нее
в комнатенке
мы ели виноград
и начали целоваться.

В два
я уже славил Бога
за то,
что он создал Еву.

ПРОДАВЩИЦА

В красивейший магазин на бульваре
Зашел, чтобы выбрать носки.

Мне их подавала
барышня среднего роста
овальными ноготками, блестящими, как маслины.

И руки,
сортировавшие пачки,
пахли патентованным мылом
и какими-то духами среднего достатка.

Пожалуй, чуть великоват
был вырез платья,
ибо она была из тех,
что после четвертой рюмки
доканчивают сигарету партнера,
рассказывают армянские анекдоты
и целуются при свете.

Я, нагнувшись, шепнул ей:
“Сегодня вечером в десять
в Жокей-клубе,
десятый столик от двери”.
- Да, - сказала она
и взяла за носки
на двадцать сантимов меньше.

УЛИЦА МАРИЯС

О, улица Марияс,
монополия
еврейских пройдох
и ночных мотыльков -
дай, я восславлю тебя
в куплетах долгих и ладных,
как шеи жирафов.

Улица Марияс -
бессовестная торговка -
при луне и при солнце
ты продаешь и скупаешь
все,
начиная с отбросов
и кончая божественной человеческой плотью.

О, я знаю,
что в теле твоем дрожащем
есть что-то от нашего века -
душе моей - коже змеиной -
до боли родное;
полна звериной тревоги,
ты бьешься, как лошадь в схватках,
как язык пса,
которому жарко.

О, улица Марияс!

ЕВРЕЙКА

В вагоне
жарком, как калорифер,
напротив
меня
сидела - еврейка.

Ее глаза
были влажны,
как два блестящих каштана,
а бедра
под юбочкой,
короткой, как день декабря,
перемалывали мое сердце.

Она широко улыбалась -
мне, гою,
и зубы ее пылали,
как буквы,
из которых сложена фраза:
- Я страстная женщина.

Закон своих дедов
она преступила
легко,
как порог,
как плевок на асфальте.

Я
сел с нею рядом
и взял
в ладони
под душистым пальто
ее руку,
цветущую
как тюльпан.

И моя нога
прилипла к ее колену,
словно марка к конверту,
словно к телу хвостик мочала.

Уже проклюнулось утро
из огромного яйца ночи,
когда мы оставили тихо
небольшую гостиницу.

ИЗ ЦИКЛА "ДВЕ ВАРИАЦИИ"

* * *

Рига.

Ночь.

Желтки фонарей плавали в лужах.
Дождь
пересчитывал вишни в окрестных садах,
выстукивая на листьях фокстрот
и швыряя косточки в воду каналов.

Даль
чернела окном,
укутанным плотной тканью.

Что же мне делать
в такую ночь,
когда надевают галоши?

Скрести душе подбородок,
играть клавиры на нервах?
Как устриц, глотать тоску?

И я пошел
на Московскую улицу,
в бар, где толкутся жулики и проститутки, -
грустить.

Лампы Осрама -
янтарно-желтые серьги -
качались над моей головой.

Мороженое, тая
оранжевым яблоком,
расплывалось
на блюдечке из хрусталя,
как вытекший глаз.

Где-то вакхически
выла цитра.

Ночь
сжала овальный бар
в объятиях свистящего черного шелка.

Ближайшая липа
уронила свой лист
на мой одинокий столик.

Я, взяв его в руки,
целовал долго-долго:
потому, что было у меня взамен
ничьих губ.

Губ?

Почему же я должен
целовать только губы?

Почему не могу
целовать
этот столик,
прохладный и чистый, как девичий рот;
стену,
ту самую стену,
над которой нависла
женская туша,
белая, как перетопленный жир?

Ах, зачем губкам девушек
отдана
монополия
на мой закипающий рот!

Должно быть, затем,
чтобы я здесь сидел,
один на один
с неизбывной тоской,
и слагал эти странные строфы
о себе,
которому нравятся
губы девушек больше всего на свете.

(Отсюда: http://www.vavilon.ru/textonly/issue0/mor_tr.htm)

Молитва

Месяц,
ты
жёлтый символ всех страстей,
что извергает ночь.

О, какой же ты бессовестный!
Бродишь по полям,
бродишь над городами
круглый и голый, как затылок старика.

Невежда!
Хоть бы штаны надел,
выходя в окна подглядывать,
сластолюбец
непристойный,
старый интриган,
небесный Шерлок Холмс.

И, как же я ненавижу тебя,
ты,
подглядывающий, жёлтый
насмешник,
Мефисто лазури,
ненавижу,
потому что ты знаешь,
какой я злой,
каким сосудом для гадкой страсти,
является моя душа.

Ах! Если бы я мог тебя
Сорвать с неба
ты,
тот, кто во мне горечь будит!
Что ты мучаешь меня?

Пропади или же спаси меня
от желаний и страданий,
что разрывают меня,
только не смотри в глаза с высоты
с укором,
не смотри в глаза, когда ночь.

Месяц,
ты
жёлтый символ всех страстей,
что извергает ночь.



Фотографии музея-квартиры Чака:

http://fotoplenka.ru/users/turistlv/37833/


--------------------
Утром в газете - вечером в клозете.
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post
К-Обскура
сообщение 27/03/2008, 16:53
Сообщение #2


Бургомистр
*****

Группа: Модераторы
Сообщений: 14,858
Регистрация: 30/10/2004
Из: Рига
Пользователь №: 17



Цитата(Бальтазар К. @ 27/03/2008, 15:26) *


И я повел ее - в парк -
на фильм о ковбоях.



Интересно в "Метрополь" или "Большой парк"? Скорее всего в последний smile.gif


--------------------
"И нашу жизнь, поверьте, в век иной,
Потомки назовут вот также - стариной".


Песенка из кинофильма
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post
Velizarij
сообщение 28/03/2008, 17:12
Сообщение #3


Постоялец
**

Группа: Участники
Сообщений: 15
Регистрация: 23/12/2007
Пользователь №: 8,958



Буквально на днях на одном любопытном сайте набрел на следующее. Заранее приношу изинения, что невольно рекламирую другой сайт, но без ссылки делать копи пейст мне кажется некорректно. итак, http://www.kpnemo.ru/creative/2007/12/27/s..._trotuare/#full

ПЛОХО

Плохо:
Вот я – латышский поэт,
О чём мне петь?
Сердце в груди у меня
Сухое и тонкое,
Как истёртая кожа на спинке стула.

Будь я негритянским поэтом –
пел бы про губы
тёмные, тёплые,
как июльские ночи без ветра и звёзд,
пел бы про девушек
сильных,
коричневых, как земля,
пел бы я про свободу
далёкую, как бегущая по небу тучка, -
будь я негритянским поэтом.

А так – что?
Свобода у нас никуда не годная,
Девушки тощие,
Губки свои, как материю, красят,
Радиобашни повсюду,
Резиновые подмётки –
Мы ходим на них
Тихо-тихо, как кошки,
думаем тихо,
чувствуем тихо
и умираем тихо.


ГДЕ Я ЖИВУ

Я в центре города живу,
на камне,
мой сад – горшок с цветком
и в пыльной вазе прошлогодний вереск.

Здесь речку заменяет водосточный желоб,
а лужа – здешние озёра.
пригреет солнце – бегают по ним
подвальные детишки.

Пучок ботвы
у мусорного ящика,
две апельсиновых корки на панели –
вот и вся природа.

А ночью
вместо соловьёв
скрежещут вывески,
орут коты на крышах.

И всё равно,
как близость милой,
мне дорог этот центр,
изломанные улочки и тупики.

Здесь, распахнув окно,
могу я
за неимением звёзд глядеть на фонари
и до утра мечтать
о человеке,
построившем всё это,
необходимое, как воздух, мне,
как ветер – парусам,
как пароходу – винт и штурман.


БАРЫШНЯ С СОБАЧКОЙ

На улице старого города, узкой,
как щелочка почтового ящика,
куда только отзвук движенья и шума доходит,
где пахнет железом, и дёгтем, и яблоками
из подвалов,
мне встретилась барышня
быстрая, гибкая,
как язык,
как снующий по струнам смычок.

Была она в лаковых лодочках с красной
полоской,
зелёный каблук.
И шляпа – огромный пылающий уголь –
бросала красную тень на лицо
овальное, как миндалина,
были кровавыми
губы.

Спешила она,
как вода по наклонному стоку,
как сельтерская из бутылки,
и дёргала за поводок собачонку
размером с кулак кузнеца,
на ножках,
трясущихся, как желе.

Спешила она,
шажки её сыпались,
как яблоки из опрокинутой в спешке корзины:
гроза надвигалась,
над красными крышами
нависла, как дым, сквозь который
порой прорывается пламя.

МОЙ СОВЕТ

Там, на бульварах,
где дамы, как тросточки, тонкие
гнали в лицо мне
душные волны восточных эссенций,
тебя я увидел.
Тебя.

И роскошь твоих нарядов
смутила меня,
как наивного мальчика – голое тело,
я ошалел
от змеиного блеска чулок,
от зеркальности туфель –
будто вниз поглядел
с колокольни святого Петра.

Но когда
с твоих пламенно крашенных губ
поскакали,
как блохи с душистого сена,
великолепно пустые слова, -
я вспыхнул, как фосфор,
и крик из души вырывался
(так смерть призывают в мученьях):
- Накрась поскорее мозги,
как красишь
линялые губы.




В ТРАМВАЕ

Юбочку
выше колен
я задрал ей –
глазами.

Она же сидела напротив,
холодная,
точно трамвайные поручни
при двадцатипятиградусной стуже.

Ах, барышня,
если б вы знали,
что сердце в груди у меня
так же бешено скачет,
как пальчики ваши
по клавишам славной машинки «Ройяль»,
перестукивая циркуляры министра!

Она же сидела напротив,
холодная,
точно трамвайные поручни
при двадцатипятиградусной стуже.

Что ей
до типа
в кепчонке и стоптанных башмаках?

Барышня едет на вечеринку –
потягивать, щурясь, ликёр,
танцевать чарльстон
и в четыре утра
в темноте отдаваться
молодому пижону во фраке.




ПИСЬМО ОДНОЙ УМЕРШЕЙ СТАРУШКЕ
ГАЗЕТЧИЦЕ

(Адрес, кладбище на Кукушьей горе в Риге)

Моё письмо будет не очень длинным,
И я постараюсь писать покрупнее,
Вдруг ты там без очков?
Люди такие смешные,
На похоронах они плачут,
А сами не видят,
Что нужно покойнику.

Ты уж прости,
Я даже не знаю, где ты лежишь.
Я как раз уезжал,
А когда вернулся в Илгуцием –
Сходил к тебе на квартиру,
А там уже поселились чужие люди.
Никто о тебе и слыхом не слыхивал.
Твоя внучка уехала в деревню.
Она родила –
Это уж Чёрный Янка постарался,
Помнишь этого негодяя?
(Тут бабуся, конечно, вздохнёт.)

Он-то и в ус не дует,
Сидит, покуривает,
Лузгает семечки,
По вечерам тренькает на мандолине.
Ребёнок очень слабенький,
Лучше бы ты взяла его к себе.

Я тебя не забыл
И всегда на углу, где ты сидела,
Пышная, низенькая, как кустик,
Вспоминаю твоё лицо,
Усеянное морщинками,
Твой дребезжащий голос
И твои благодарности,
В которых «боже» и «господи» кишели, как муравьи.

Да, да, я уже знаю, о чём ты хочешь спросить.
В доме у вас всё по-старому,
Только хозяин его покрасил
Да старая Ильстерша
Переехала жить к невестке.

На углу, где ты раньше сидела,
Поставили маленький коричневый киоск.
Он похож на ребёнка.
В нём сидит девушка
Со светлыми сияющими волосами.
Она умеет улыбаться
И, подавая газету,
Показывает свои длинные влажные пальцы
С солнечной нежной кожей.
Торговля идёт на славу.
Только вот молодые люди
Больно долго торчат у киоска,
А когда отойдут,
Лица у них как-то странно светятся.

Мои друзья-поэты,
Узнав о твоей смерти,
Напились,
Побили в пивнушке посуду,
Мололи разную чушь,
А тебя называли газетной мамой.
Ты не сердись,
Что же им было делать?
Пойти в церковь?
Скорбеть?
Положить венок на углу, где ты торговала газетами?
Поэты – народ слабый.

Твой рецепт – втирать керосин от ревматизма –
Мне не помог.
Правая коленка всё так же щёлкает,
Будто в ней кто-то сидит и стрижёт себе ногти.
Ну, об этом мы потолкуем после,
Когда я поднимусь к тебе.
Это будет, наверно, скоро.
Говорят, начинается новая мировая война,
Я пойду на фронт,
А оттуда к тебе.
Ну, ничего,
Довольно я тут занимался дрязгами,
Целовал девушек,
Был трусоватым, никчемным.
Довольно.
Я вовсе не против
Подняться туда к тебе.

Будем играть в дурака,
Сосать твои любимые карамельки.
А когда надоест,
Я спою тебе про Трансвааль
И побренчу на гитаре.

По вечерам
Буду ходить за водой
Для твоих старых мирт и флоксов.
Да, напиши,
Может, тебе там горшки раскокали при переезде?
Я заодно захвачу новые.

На этом кончаю.
Если ты всё-таки не разберёшь мой почерк,
Позови Яна Зиемельниека.
Он поможет.
Это такой высокий, симпатичный парень
В чёрных очках
И отзывается на кличку «Поэт».

(Ян Зиемельниекс – поэт, друг Александра Чака, умерший незадолго до написания этого стихотворения).

Печальный и Любящий Женщин...

В тумане плачет окно (Признание)

В тумане плачет окно, стоит ли врать:
Только Тебя я Любил
В какой странный сок мокаеш Ты губы
Что пылают таким красным дыханьем?

Там где бульвары дымят, встретил Тебя
И не знаю покоя не миг
На том углу, где просит деньги нищий кривой
Разтоптает тоска как кони

День или ночь, по улицам брожу я один
Листья с деревьев срываю в надежде
Твой поцелуй или волос на них…
Но пустые бросаю в канаву

Где Ты, мой Друг? В том закате , что тает
Мне с одинокого облака в лицо?
Или только с Тебя, тоска, ломящая
В моих острых, тревожных стихах?

В тумане плачет окно, стоит ли врать:
Только Тебя я Любил
Наверное в кровь мокаеш Ты губы
Что горят таким красным дыханьем.

Тогда я смотрю во все окна. Может
Твои глаза увижу блестя,
Но мои птицы надежды только пропадают в мозгах,
Чувствую, лиш падают миги в Вечность…



ПРИЗНАНИЕ

В окна плачет туман. Что скрывать
от себя –
Ты одна, ты одна мной любима.
Что за сок непонятный на губах у тебя
Алой дрожью горит нестерпимо?

Где бульвары шумят, ты прошла, далека,
И с тех пор загрустил о тебе я.
Скоро сердце растопчет, как лошадь, тоска
На углу, где ждёт нищий копеек.

День ли, ночь, по бульвару один я бреду,
Листья клёнов срываю в надежде –
На каком-нибудь вдруг поцелуй твой найду,
И бросаю пустые, как прежде.

Или в окна заглядывать тянет меня:
Вдруг заблещет оттуда мне взор твой?
Только птица надежды пролетает, маня,
И к ногам тотчас падает мёртвой.

Где ты, друг? Не твоя ли заря в вышине
С одинокого облачка льётся?
Или только тоску ты оставила мне,
Что в стихах растревоженно бьётся?

В окна плачет туман. Что скрывать от себя –
Ты одна, ты одна мной любима.
То не кровь ли моя на губах у тебя
Алой дрожью горит нестерпимо?
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post
meteor
сообщение 29/03/2008, 00:00
Сообщение #4


Бургомистр
*****

Группа: RIGACV
Сообщений: 5,196
Регистрация: 01/12/2004
Из: Grand-Kino-Palace
Пользователь №: 22



А мне у Чака нравится одна строка:

"Es gribu būt
kāds neesmu vēl bijis ":rolleyes:


--------------------
Будьте бдительны: запас памятников культуры крайне ограничен в мире, и он истощается со всё прогрессирующей скоростью.

академик Д.С. Лихачев
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post
Nancy
сообщение 10/07/2008, 20:41
Сообщение #5


Бургомистр
*****

Группа: Участники
Сообщений: 1,006
Регистрация: 20/03/2008
Пользователь №: 12,056



Но все-таки лучше самого Чака все равно никто никогда не напишет!


Atzīšanās

Miglā asaro logs. Ko tur liegties, nav vērts:
Tikai tevi es mīlējis esmu.
Kādā dīvainā sulā savas lūpas tu mērc,
Ka tās kvēl ar tik sarkanu dvesmu?

Tur, kur bulvāri kūp, tevi satiku reiz
Un vairs nezinu miera ne mirkli.
Uz tā stūra, kur lūdz naudu ubags sev greizs,
Mani samīs drīz ilgas kā zirgi.

Vai tā diena vai nakts, ielās klīstu viens pats,
Rauju lapas no kokiem un ceru,
Ka uz kādas no tām būs tavs skūpsts vai tavs mats,
Bet - tās tukšas es notekās beru.

Tad es veros tāpat visos logos, varbūt
Tavas acis tur redzēšu spīdam,
Bet man cerību putni tikai smadzenēs zūd,
Jūtu mirkļus tik mūžībā krītam.

Kur tu esi mans draugs?...Vai tai blāzmā kas kūst
Man no vientuļā mākoņa sejā?...
Jeb no tevis man tik kā šīs ilgas, kas lūst
Manā asā un satrauktā dzejā?

Miglā asaro logs. Ko tur liegties, nav vērts:
Tikai tevi es mīlējis esmu.
Laikam asinīs manās savas lūpas tu mērc,
Ka tās deg ar tik sarkanu dvesmu?...
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post
Nancy
сообщение 20/07/2008, 15:57
Сообщение #6


Бургомистр
*****

Группа: Участники
Сообщений: 1,006
Регистрация: 20/03/2008
Пользователь №: 12,056



Стихи Чака затрагивают самые тонкие душевные струны.
Они находят самую прямую дорогу от сердца к сердцу.

Liepas satumst. Lapās apklust vēji,
Savāds gurdums zāli lejup māc,
Un tu atkal atnākt nevarēji
Šovakar, kā bija norunāts.

Kamdēļ teikt un smaidot solīt klusi,
Ka tu nāksi tad, kad saule riet,
Ja tu zini, ka uz citu pusi
Gribas tev tai pašā brīdī iet?

Laikam tīk tā doma tev un jūta,
Ka es mokos, tevi gaidot viens,
Kamēr vējš pār zemi nakti sūta,
Tumsā pazūd ceļu baltais piens.

Kas to zin, varbūt tā arī labi,
Ka te sēžu skumjš un vientulīgs, -
Mani draugi tagad - ceļa stabi,
Nakts un klusums, klusums bezgalīgs.

Liepas satumst. Lapās apklust vēji,
Savāds gurdums zāli lejup māc,
Un tu atkal atnākt nevarēji,
Atnākt šurp, kā bija norunāts...
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post
Nancy
сообщение 27/10/2008, 19:20
Сообщение #7


Бургомистр
*****

Группа: Участники
Сообщений: 1,006
Регистрация: 20/03/2008
Пользователь №: 12,056



"Ах Рига, Рига ты моя седая,
Как ласточка пушинку для гнезда,
Несешь ты сердце в голубые дали,-
Тебе любовь отдал я навсегда!"

27 октября 1901 года, 107 лет назад, в Риге, на улице Блауманя 9в семье портного Яниса Чадарайниса родился будущий великий поэт Александр Чак. Поэт, в своих стихах воспевавший Ригу, любовь и любовь к Риге.
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post
Бальтазар К.
сообщение 29/12/2008, 00:15
Сообщение #8


Магистр
****

Группа: RIGACV
Сообщений: 787
Регистрация: 25/09/2004
Из: Ревеля хмурого
Пользователь №: 4



Вот любопытно: Чак в годы нацистской оккупации остался в Риге и хотя в активном коллаборацинизме вроде и не участвовал (впрочем, в одной статье Н. Кабанов упоминает, что он опубликовал в каком-то сборнике стихотворение, связанное с темой пресловутых легионеров), награждение его вот этим http://fotoplenka.ru/users/turistlv/37833/.../#mainImageLink
меня слегка озадачило....


--------------------
Утром в газете - вечером в клозете.
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post
meteor
сообщение 29/12/2008, 21:29
Сообщение #9


Бургомистр
*****

Группа: RIGACV
Сообщений: 5,196
Регистрация: 01/12/2004
Из: Grand-Kino-Palace
Пользователь №: 22



Цитата(Nancy @ 27/10/2008, 19:20) *


27 октября 1901 года, 107 лет назад, в Риге, на улице Блауманя 9в семье портного Яниса Чадарайниса родился будущий великий поэт Александр Чак. ....


По этой ссылке можно посмотреть основные даты и события жизни поэта
http://www.hit.lv/CakBiografija.html


--------------------
Будьте бдительны: запас памятников культуры крайне ограничен в мире, и он истощается со всё прогрессирующей скоростью.

академик Д.С. Лихачев
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post
Nancy
сообщение 20/07/2011, 22:46
Сообщение #10


Бургомистр
*****

Группа: Участники
Сообщений: 1,006
Регистрация: 20/03/2008
Пользователь №: 12,056



Цитата(Nancy @ 20/07/2008, 16:57) *

Стихи Чака затрагивают самые тонкие душевные струны.
Они находят самую прямую дорогу от сердца к сердцу.

Liepas satumst. Lapās apklust vēji...

unsure.gif http://www.youtube.com/watch?v=N3IJaGhjvyA
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post
Enrike
сообщение 21/07/2011, 09:17
Сообщение #11


Бургомистр
*****

Группа: Участники
Сообщений: 2,399
Регистрация: 24/02/2007
Из: Dünamünde
Пользователь №: 2,987



Nebija tāda "Aleksandrs Chak-- dzejnieks", bet gan Aleksandrs Čaks, - dzejnieks.Topika parakstu vajag izlabot, dzejnieks zārkā savādāk otrādi apgriezies jau ne reizi vien...


--------------------
Carpe diem quem minimum credulo postero
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post
metr1
сообщение 27/10/2011, 16:24
Сообщение #12


Бургомистр
*****

Группа: Участники
Сообщений: 2,095
Регистрация: 06/04/2011
Пользователь №: 138,132



Ретро-новости от телеграф.lv:

"27октября 1971г. В Латвии. Александру Чаку – 70 лет.
В конце аллеи на кладбище Райниса, за могилами Райниса и Аспазии, Эрика Адамсона и за многими другими, под желтыми и красными листьями еще зеленеет холмик. Могила Александра Чака. Цветов там сегодня будет достаточно. Чак – поэт народный. Без официального звания, но народный. Чака пели и поют, хотя нередко и не знают, что автор стихов песен – А. Чак. «Чак – боженька народных песен, — говорит М. Чаклайс. — Чака называют первым урбанистом в латышской поэзии, первым поэтом города. Вряд ли это верно – скорее уж Чак – поэт предместий. Его стихия – рижские окраины, неповторимое Задвинье».
Чак прожил недолгую, но очень яркую жизнь. Он родился 27 октября 1901 в Риге, на улице Блауманя, 9, в семье портного Яниса Чадарайниса.Он учился на медицинском факультете Московского университета, встречался с В. Маяковским, свои первые стихи писал на русском. В 1928 г. вышли первые сборники стихов «Сердце на тротуаре» и «Я и это время». Затем последовал длительный плодотворный период его жизни. Умер А. Чак 8 февраля 1950 года.
К его юбилею вышел в свет первый том собрания сочинений. На очереди— еще четыре тома полного собрания сочинений «Соловей поет басом». Сегодня на улице Лачплеша, 48/50, последнем месте жительства А. Чака в Риге, была открыта памятная плита.
Из стихотворения «Автопортрет»:

Полночь, как хлороформ,

Закрывает людям глаза.

Множество карманных часов

В темноте на столах

Считают дыхание спящих.

Я одинокий бреду по бульварам,

Бреду и бреду,

Как будто шагами хочу сосчитать все звезды...
Газета «Советская молодежь»"


Значит сегодня 110-летие со дня рождения А.Чака

Вот ещё про одноимённую улицу:
http://shkolazhizni.ru/archive/0/n-43852/
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post
gunzz
сообщение 17/11/2012, 21:29
Сообщение #13


Бургомистр
*****

Группа: Участники
Сообщений: 7,261
Регистрация: 11/02/2008
Из: 250 метров до Таллина.
Пользователь №: 10,454



Цитата(Velizarij @ 28/03/2008, 17:12) *

В ТРАМВАЕ

Юбочку
выше колен
я задрал ей –
глазами.

Она же сидела напротив,
холодная,
точно трамвайные поручни
при двадцатипятиградусной стуже.

Ах, барышня,
если б вы знали,
что сердце в груди у меня
так же бешено скачет,
как пальчики ваши
по клавишам славной машинки «Ройяль»,
перестукивая циркуляры министра!

Она же сидела напротив,
холодная,
точно трамвайные поручни
при двадцатипятиградусной стуже.

Что ей
до типа
в кепчонке и стоптанных башмаках?

Барышня едет на вечеринку –
потягивать, щурясь, ликёр,
танцевать чарльстон
и в четыре утра
в темноте отдаваться
молодому пижону во фраке.


"стихотворение Латышского писателя Александра Чака .. надо тип ответит (что чувствует песатель ? о чем стих ? что у тебя с ним асоциируется ) помогите пожалуста потомучто я его выучил но на вапросы ответить немогу !"
huh.gif blink.gif mad.gif smile.gif biggrin.gif laugh.gif
Взял отсюда - сейчас так учатся!

Прикрепленное изображение


--------------------
У каждого - своя Рига.
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post
Варгас
сообщение 18/11/2012, 12:23
Сообщение #14


Бургомистр
*****

Группа: RIGACV
Сообщений: 6,017
Регистрация: 05/05/2009
Из: Московский форштадт
Пользователь №: 40,951



Цитата(gunzz @ 17/11/2012, 21:29) *

Взял отсюда - сейчас так учатся!


Нецензурно восхищаюсь cool.gif


--------------------
Лучше колымить в Гондурасе, чем гондурасить на Колыме.
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post
gunzz
сообщение 14/01/2018, 18:52
Сообщение #15


Бургомистр
*****

Группа: Участники
Сообщений: 7,261
Регистрация: 11/02/2008
Из: 250 метров до Таллина.
Пользователь №: 10,454



Чак в Верманском саду.
Прикрепленное изображение

Прикрепленное изображениеПрикрепленное изображениеПрикрепленное изображение


--------------------
У каждого - своя Рига.
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post
meteor
сообщение 14/01/2018, 22:24
Сообщение #16


Бургомистр
*****

Группа: RIGACV
Сообщений: 5,196
Регистрация: 01/12/2004
Из: Grand-Kino-Palace
Пользователь №: 22



Цитата(gunzz @ 14/01/2018, 18:52) *



...Прикрепленное изображение

Milda Grīnfelde un Aleksandrs Čaks


Прикрепленное изображение Прикрепленное изображение
Anita Bērziņa un Aleksandrs Čaks


--------------------
Будьте бдительны: запас памятников культуры крайне ограничен в мире, и он истощается со всё прогрессирующей скоростью.

академик Д.С. Лихачев
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post
Luch
сообщение 14/01/2018, 22:35
Сообщение #17


Магистр
****

Группа: Участники
Сообщений: 726
Регистрация: 13/03/2007
Из: Rīga, Sarkandaugava
Пользователь №: 3,227



Мои любимые!

В СВОЕМ ПРАВЕ

На углу бульвара, где стоят ряды блестящих авто и неспешно плывут трамваи,

Вокруг мужчины большого и грузного стайка мальчишек вертелась, руками махая.

Была весна, небеса голубели, как глаза у мужчины, и водка в бутылке его была дешевого сорта.

Дым прокопченный, запахи, взвизги сирен облаками черными плыли прямо из порта.

Была весна, и вечер субботы и денег хватало на пиво и девушек самых нестрогих, а потом бы сойтись в рукопашной.

Чтоб в старости в доме для бедных на скрипящей кровати над тарелкой с селедкой не охать, что молодость выдалась зряшной.
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post
gunzz
сообщение 15/01/2018, 07:48
Сообщение #18


Бургомистр
*****

Группа: Участники
Сообщений: 7,261
Регистрация: 11/02/2008
Из: 250 метров до Таллина.
Пользователь №: 10,454



Александр Дольский "СЕРДЦЕ НА ТРОТУАРЕ (Памяти Александра Чака)"

На тротуаре сердце лежало,
на тротуаре, солнцем согретом.
Оно чуть дышало, оно чуть дрожало,
мягкое, грустное сердце поэта.
Его обронила нечаянно утром
женщина с добрым рассеянным взглядом,
когда доставала из сумочки пудру
или помаду.

А ночью подвыпивший старый бродяга
о сердце споткнулся, до смерти разбился.
Собачники утром забрали беднягу -
смотри, этот парень неделю не брился.
И сердце забрали, а старший собачник,
который не думал над тем, что неясно,
решил, что ему привалила удача:
такое хорошее, свежее мясо.

Жена из фасоли и сердца поэта
сварила еще неизвестное блюдо,
и сыт был собачник, и все его дети,
и все приходившие в гости к ним люди.
А после обеда неясные думы
и светлые мысли, и образов стаи
сменили в их душах тоску и угрюмость,
и все - как ни странно - поэтами стали.

История кончилась, в общем, удачно,
но, честно признаться, уж вы не печальтесь,
конец я придумал, все было иначе,
и сердце осталось лежать на асфальте.
И о него спотыкаются люди,
а кто-то спешит, пробегая с ним рядом,
но ищет и вечно искать его будет
женщина с добрым рассеянным взглядом.

Послушать -
Прикрепленный файл  06_aleksandr_dolskii_serdtse_na_trotuare_pamyati_a_chaka_myzuka.mp3 ( 4.8 мегабайт ) Кол-во скачиваний: 330


Второй цикл стихов Чака назывался "Сердце на тротуаре" - "Sirds uz trotuāra" (1928).


--------------------
У каждого - своя Рига.
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post
meteor
сообщение 16/01/2018, 12:54
Сообщение #19


Бургомистр
*****

Группа: RIGACV
Сообщений: 5,196
Регистрация: 01/12/2004
Из: Grand-Kino-Palace
Пользователь №: 22



Цитата(Luch @ 14/01/2018, 22:35) *

....

На углу бульвара, где стоят ряды блестящих авто и неспешно плывут трамваи,

...


любил топтаться у витрин валтер-раповского книжного рая

Прикрепленное изображение


--------------------
Будьте бдительны: запас памятников культуры крайне ограничен в мире, и он истощается со всё прогрессирующей скоростью.

академик Д.С. Лихачев
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post
puops
сообщение 27/10/2019, 14:02
Сообщение #20


Бургомистр
*****

Группа: Участники
Сообщений: 1,142
Регистрация: 06/07/2006
Пользователь №: 1,148



27 октября 1901 года в Риге родился будущий знаменитый поэт и писатель Чак Александр Янович (настоящая фамилия — Чадарайнис).

Чадарайнис
латышский поэт. В 1919 г., будучи студентом медицинского факультета Московского университета, вступил в ряды Красной Армии. В 1922 г. вернулся в Латвию. В 1925 г. получил право заниматься преподавательской деятельностью на территории Латвии, чем и занимался следующие два года. Параллельно писал стихи. В 1928 г. основал литературный журнал «Лира Молодых», состоял в обществе «Зеленая ворона», был секретарем профсоюза писателей, а также членом совета председателей журнала «Мысли». В 1941 г. был принят в Союз Писателей Латвийской ССР. Виднейший урбанист в латышской лирике, певец рабочих предместий Риги, обличитель буржуазной действительности: сборники стихов «Сердце на тротуаре» (1928), «Мой рай» (1932), «Зеркала фантазии» (1938), «Поэма об извозчике» (1930); сборник поэм «Осененные вечностью» (ч. 1-2, 1937-1939) посвященный героизму латышских стрелков. Поэзия советского времени воспевает мирную жизнь, счастье созидательного труда: сборники «Патриоты», «Под высокой звездой» (оба – 1948), «Борьбе и труду» (издан посмертно, 1951). Мастер гиперболы, темпераментного свободного стиха. Во время немецкой оккупации власти запретили ему печататься. После окончания войны, в 1946 г., он ненадолго получил разрешение на писательскую и редакторскую деятельность. Сразу же в его адрес полился поток критики, как со стороны противников советской идеологии, так и со стороны сторонников СССР. В результате постоянного напряжения скончался от инфаркта. Похоронен на кладбище Райниса в Риге.

IPB Image

27 октября 1901 года родился латышский поэт и писатель Александр Чакс.

Александр Чакс родился в Риге, на Невской улице. Его настоящая фамилия Чадарайнис, а Чакс – литературный псевдоним. Его отец – Янис Чадарайнис, был портным. Мать – Эмилия Чадарайнис -домохозяйкой.

В 1911 году Александр поступет в Рижскую Александровскую гимназию,. В гимназии он познакомился с различными философскими учениями и стал интересоваться наукой. Потом Александр поступает в Московский университет на медицинский факультет.

В Москве же он начинает активно участвововать в литературной жизни, посещает поэтические вечера, общается с футуристами.

В 1920 году, Александр Чакс, как студент медицинского факультета, мобилизован в Красную армию, где он вступает в Коммунистическую партию. А именно в партийную организацию 25-го Пензенского пехотного полка.В 1921 году Чак учится в Партийной школе Пензенской губернии, а затем становится редактором саранской газеты «Путь коммунизма».

Вместе с демобилизированными латышскими красными стрелками Александр Чакс возвращается в Латвию, где он снова учится (российский аттестат о среднем образовании не был действителен в Латвии). Затем он поступает на медицинский факультет в Латвийский университе, но не заканчивает его.
IPB Image

Чакс получает лицензию на работу преподавателем. Первой публикацией на датышском языке стало его стихотворение «Sapņi» (Сны) в журнале «Latvijas Kareivis». Свои первые стихи Чакс писал на русском. В 1925 году он издает первый поэтический сборник, посвященный Риге. Чак также выпустил сборник поэм о латышских стрелках «Mūžības skartie» (Затронутые вечностью).
IPB Image

В 1928 году поэт основывает литературный журнал «Лира Молодых». Чакс состоит в обществе «Зелёная ворона», становится секретарем профсоюза писателей, членом совета председателей журнала «Мысли».
IPB Image
Александр Чак много писал о Риге, об её улицах, тротуарах, мостах, уличных фонарях, автомобилях, домах, киосках. Его иронические стихотворения о женщинах цитируются до сих пор.
IPB Image
IPB Image
IPB Image
Позже Александра Чака приняли в Союз Писателей ЛССР. Во время немецкой оккупации он жил в Риге, но в общественной жизни участия не принимал. После войны советские власти разрешили Чаку заниматься писательской и редакторской деятельностью, но вскоре его перестали публиковать, так как он попал в когорту поэтов «безродных, космополитических, идеологически невыдержанных».

Сегодня рижская улица имени Александра Чака – одна из главных улиц города. В доме, где жил поэт, созлан мемориальный музей.
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post

Fast ReplyReply to this topicStart new topic
2 чел. читают эту тему (гостей: 2, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 

- Текстовая версия Сейчас: 07/12/2019 - 18:01
При поддержке
eXTReMe Tracker